Go to content Go to navigation Go to search

Кондратий Дармидонтович · 30.03.04 by Рыжий Ангел

Кондратий Дармидонтович! – это надо же! Досталась мне от родителей состояние имя да отчество. Фамилия самая обыкновенная – Пестик. Уж и не знаю, почему так, но все как услышат – улыбаются. А как прикажете мне с этим жить?
Служил в армии, так только и слышал: «Пестик, два шага из строя! На кухню, шагом марш!» или «Пестик, койку заправить, что бы тычинка не показывалась!»
И ладно бы армия. Так и жена тоже. Как что не по ней, так сразу «Сегодня твоя тычинка отдыхает». А отчество так мало кто вообще правильно произносит. И как не объясняй, что основной корень «Дар» и что дарован я людям небом по батюшке своему, бесполезно.
И бог бы с ней, с фамилией. Но еще со школы все к имени привязались: «Эй, Кондратий, где косу оставил?». А как песня вышла так чуть что, так сразу: «А куда подевался Кондратий? Белые тапочки спер и исчез!».
Эх, люди-люди. Вам бы так. Жена вот моя Маргарита Филимоновна, так и не стала по фамилии «Пестик». Оставила себе девичью – Воробышек. И ничего. Все только умиляются. Да и я не против. Но дети-то, дети! Моя плоть и кровь. Сынишка старшенький – Венька. Вениамин Кондратьевич Пестик– звучит же! Так не, стал Воробышек и не каркает. Только если что не так, кричит «Я тебя Пестик маманю не просил опылять и меня на свет Божий выбрасывать! То же мне, опылитель». Обидно. Никакого уважения.
А дочка и того похлеще…вот чем ей ее имя не приглянулось? Прекрасное русское имя – Грунечка. Груня Кондратьевна Воробышек. Не звучит? Не звучит! Груня Контдатьевна Пестик – вот это вот гордо и главное созвучно. Уже семнадцатый год стукнул, а она все на меня дуется. Как что не так, так и ворчит: «Все люди как люди. Кто Дмитриевна. Кто Олеговна. Одна я – Кондратьевна. Словно смерть в отцах побывала. Хорошо еще, что не Пестик, а то каждый бы считал своим долгом опылить!». Поворчит – поворчит и в слезы. Веснушки сквозь румянец проступают (в папочку!), туш течет, волосы рыжие дыбом встают. А она еще пуще заходится.
Нет люди. Нет счастья с такими именами да фамилиями. Вот и пойду завтра паспорт получать. Стану просто «Иван Петрович Сидоров». Все стандартно. По-русски. Без приколов. Потом в парикмахерскую. Жена договорилась сделать меня там с кем-то благородно седым. Господи, рыжие кудри мои без намека на белизну, красить будут! И все. Стану другим человеком. С работы уйду. С хорошей работы. А все потому что «смешной» она кажется семейству. А что смешного в воспитателе детского сада? Ну не воспитателе, а нянечке. Зато какого! С английским и французским уклоном. Я благодаря этому уклону языки о-го-го как знаю!
Эх! Буду теперь в фирме работать. Менеджером по продажам всего для никого. Зато с лейбочкой на пиджаке и благородным окрасом волос. Как все значит. И вечером уже ни с пацанами голубей погонять, ни с девками песен попеть. Имидж обязывает. Стану как все. Как все. И помру лет через пять от инфаркта, оставив своим в наследство не смешной некролог и сталинскую квартиру.
Странная штука жизнь. Раз, и все меняется. А может это, жениться на молодой? А что? Буду благородного окрасу, с созвучным ФИО и при должности. Закадрю секретаршу. Рожу Машу и Ивана. И буду жить долго и счастливо. Как все. Может быть…

March 31, 2004

  Помощь по Textile

<< Любовь. <<>> Сказка для малышей >>

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru