Go to content Go to navigation Go to search

Пшик · 1.09.03 by Рыжий Ангел

Пшик шел по городу Надежды и крепко сжимал последнюю полевую ромашку, неизвестно как застрявшую в осени. Если бы он не боялся ее сломать, то сжал бы еще больше, но он боялся. Он действительно боялся, потому что это была первая-и-последняя ромашка лета. Так бывает иногда, но мало кто в это верит.
Еще в начале июня он заметил, что под окнами расцвела ромашка. Вроде не время для этих цветов. Но что такое время? Относительно чего его считать? Это не знал ни кто. Наверное,у ромашки оно было свое.
Пшик тогда вышел на поляну перед домом, встал на колени, и наклонившись прошептал «привет!». Потом прислушался. Улыбнулся и пошел домой.
Соседи тогда решили, что маленький Пшик тихо сошел с ума после долгой зимы. Но Пшику не было никакого дела до того, что думают соседи. Он пришел домой. Поставил кресло у окна. Заварил горячего чая и сел наблюдать, как растет его ромашка.
В июле была жара. Жара не редкость в этих краях. Все соседи разъехались на прохладные дачи и только Пшик оставался в городе. Каждое утро на рассвете он доставал смешную и носатую лейку, набирал чуть теплой воды и поливал ромашку. И хотя вокруг той первой ромашки было уже много других, но каким-то неимоверным чутьем Пшик всегда знал, какая из них та самая. Всех остальных он тоже любил, но никогда с ними не разговаривал.
– Знаешь, я вчера прочитал в газете, что мэр нашего города решил перекрасить флаг из золотистого в золотисто-золотистый и на это попросил 12 кромен. Смешно, правда?
Ромашка качнула лепестками на ветру и Пшик продолжал дальше:
– А полная мадам Купьё уже которую неделю на даче. Она вчера звонила и просила поливать ее кактус. Она оставила его на подоконнике и жутко переживает. Поливать кактус, не смешно ли?
Пшик тихонько засмеялся и внимательно посмотрел чтобы солнце не обожгло белые лепестки. Он пододвинул зонтик так, что бы тень накрыла цветок и прислушался…
– Ну да, грешно смеяться над кактусом. Он не виноват, что не совершенен. Прости, я его полью тоже и передам от тебя привет.
Пшик поднял лейку и пошел во дворик мадам Купьё.
В августе наступили дожди. Почти все ромашки сникли и их лепестки покрылись коричневым налетом печали. Пшик очень переживал. Ложась вечерами спать,он читал молитву и просил Бога не посылать дождь так часто. Ромашкам вредно много воды – они быстро умирают от избытка влаги. Но у Бога были свои планы. Тогда Пшик придумал системы маленьких – таких будто их рыли гномы – траншей, по которым лишняя вода уходила дальше в сад. Ромашки увядали медленно. Лишь самая первая стояла высоко вытянувшись стебельком в небо. Маленькое солнце большой земли.
Мадам Купьё вернулась с дачи и переживала за Пшика. Она считала, что его фантастическая любовь к ромашке скорее похожа на наваждение или болезнь, но Пшик не обращал на ее нотации внимание. Он считал, что любовь это самое интимное чувство и если это чувство никому не мешает, то никто не имеет право вмешиваться в него. Пшик по утрам выходил к ромашке и рассказывал ей свои сны, веря, что его внимание спасет ее. И оно спасало.
Но вот настала осень. Листья давно превратили землю в золотисто-коричневый ковер, школьники маленького города втянулись в ученические будни, а дворник их улицы уже который раз грозился убрать газоны и сжечь лето.
Его – Пшика – лето. Его – Пшика – ромашку. Его – Пшика – любовь. Глупый дворник.
Рано утром, когда дворники маленького городка еще спали, Пшик выкопал перво-последнюю ромашку, и прижав к себе в месте с землей на корнях, вышел за калитку. Он точно не знал куда шел. Он просто вышел и все.
Сначала позади осталась улица. Потом город. Потом дорога в город. И даже сама осень осталась позади. С каждым шагом вперед в Пшике все ярче и ярче разливалось тепло. Словно любовь прорастала в нем корнями. Ромашка прижималась к груди Пшика и согревала его.
Пшик настолько погрузился в тепло и размеренность шага, что даже и не заметил, как оказался в городе Надежды, в котором нет ни начала, ни конца, пока надежда есть в тебе. Пшик шел и не замечал, что светлые люди города Надежды открывали ранним утром окна и впуская в дома солнце улыбались друг другу и перешептывались: «Смотрите, к нам Пшик пришел…с ромашкой! Пшик пришел!»
А мадам Купьё перетаскивала замерзший кактус с подоконника домой с тоской глядя на серо-стальное небо и никак не могла вспомнить какое оно – лето.

September 1, 2003

  Помощь по Textile

<< Как поют звезды <<>> Мистер Бог! >>

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru