Go to content Go to navigation Go to search

Напополам · 24.02.09 by Рыжий Ангел

Разрезая реальность ровными частями на полосы и лоскутки, разрезая реальность,- выискивает один небольшой клочок бытия, чтобы сшить заново в котором ты и я. Рыжий Ангел. Портной жизни. Модельер мгновения. И судья Движку.
Давно не было души-Движка под опекой. Такую душу обычно дают изначально. Но, иногда, приходится искать уже среди рожденных. Перестраивать под гармонию Вселенной. Настраивать на тот единственный лад, который должен прозвучать в точно означенное время, чтобы сохранить равновесие. Отзвучать – выполнив миссию в Вечности и жить дальше... или умереть – не важно. Порой Движок даже сам не понимает своей причастности и Миссии. Это и не страшно. Самое главное – Свершение. И это самое Свершение и должен подготовить и осуществить Рыжий Ангел .


На землю тихо падал снег. И город спал. Почти весь город, ибо всегда есть те, кто призван сохранять сон или же просто бодрствовать, не понимая, зачем и
почему, но при этом, не имея возможности уснуть.
Вот и он, Алешка Филиппов, уже который день маялся бессонницей и смотрел опухшими глазами на снег, летящий за окном. Говорят, это Ангелы меняют крылья. Где-то и кто-то это написал. Красивая теория. И, немного жаль Ангелов. Наверное, у них очень чешется спина. Ведь перья хоть и прорастают быстро, но все же – по живому.
Алешка затушил сигарету и погладил кота. Было в ночи свое очарование. Спокойствие и благоденствие отдыха от суеты дня. Конечно, спать оно всегда приятнее. Но что делать, если не спится?


В соседней комнате посапывала жена, а чуть дальше, в угловой – сын и дочка. Интересно, как можно сделать выбор кого из детей любишь больше? Бывает так в жизни взрослых. Живешь-живешь и кажется, что все правильно и в порядке. А потом приходишь домой раньше на пол часа, а в постели благоверной кто-то другой. И становится так невыносимо больно и до рвоты противно, что даже если и простил на словах, а спать не можешь. Вот просто раздеться, залезть под одеяло, под которым до этого был “он” – не можешь. Стоишь и куришь и думаешь о смысле бытия. И в чем он – смысл этот? Квартира, машина, работа, общие дети – ничего не спасает от предательства. И даже поняв головой “ошиблась – бывает” не возможно простить сердцем. А уйти проще всего. Вот только детей любишь. Делить детей? Как только это могло прийти ей в голову? Дети не буханка хлеба – надвое не распилишь. Оставлять жене? Тоже не выход. Воскресным папой быть не хочется. Да и не должно так быть. Забирать у жены? Так ведь мама есть мама. Спят дети и не знают, что в странной взрослой жизни стали неким камнем преткновения. Возможно, не было бы детей, собрал бы чемоданы и ушел, куда глаза глядят. Боль лечится временем. Он это знает. А детская боль, чем лечится?


Алешка достал очередную сигарету. Повертел в руках. Щелкнул зажигалкой и прикурил. А как хорошо начинался тот день. Поцелуй на прощание перед работой. Детский смех от утренних блинов на тарелке, личики, измазанные шоколадом и сметаной – чисто лица негритят. Жена, обещающая вкусный ужин и вечерний семейный поход в парк. Там горка. В такой снегопад только и кататься вечером, освещенным фонарями и серебром зимы. Как все хорошо начиналось.


Затянувшись посильнее, он посмотрел в окно. Закрыть бы глаза и открыть утром того дня. Сказать, что болен. Остаться дома. Обнять жену и поговорить на чистоту “И что тебе милая не хватает?”. Понять бы. Ведь на одном языке говорим – понять то всегда можно. Может быть, и не было бы так больно, узнай он в разговоре про любовника. Высказал бы все, что думает. Но, не пойман не вор. А не “видевший” не так больно переживает. Простил бы не только умом, но и сердцем. А там, глядишь, нашлись бы пути дорожки, и все вернулось бы в нормальное русло. Стало бы не так как раньше, по-другому, конечно, но все же вместе. И не было бы отвращения к постели и бессонницы не было бы.


Он посмотрел на окно и застыл в удивлении. Ярко Рыжий Ангел стоял на подоконнике под падающим снегом и внимательно смотрел на него. Алешка зажмурил глаза и потушил сигарету. Открыл один глаз – Ангел все еще смотрел через окно, открыл второй – снег падал на вьющиеся рыжий волосы. Так не бывает.
“Бывает” – голос был прямо в голове. Ни мужской, ни женский. Скорее голос подростка.
“Бессонница и сигареты...”
“И это тоже. Но, все же, иногда бывает”.
“Тебе не холодно?”
“Нет. Мне больно”.
Алешка открыл ставни приглашая гостя войти. Но, Рыжий Ангел покачал головой и остался стоять на подоконнике
“Хочешь переиграть?”
“А можно?”
“Иногда можно все. Вот здесь и сейчас можно переиграть. Только найдешь ли слова переиграть? Не придешь ли к тому же финалу?”
“Если переигрывать, то и финал другой! Разве не так?”
Ангел покачал головой и по детски сморщил нос “Наивный. Я могу переиграть лишь миг. Вернуть тебя в то утро. Но, останешься ли ты дома? Поговоришь ли с женой? Простишь ли ее, узнав о другом? Какое примешь решение? Все на тебе”.
“Я попробую. Зная...”
“Нет. Того, что произошло и этот вариант ты помнить не будешь. Все будет так, словно и не было этих дней. Разве что ...”
“Разве что?”
“Небольшой шрам на руке, как напоминание, что что-то не так. Согласен?”
” Если сходить с ума, то до конца,- согласен”
Рыжий выдернул из левого крыла самое яркое перо и протянул руку. Взял руку Алеши в свою и посмотрел в глаза: “Я могу сделать только один раз. Если ошибешься или не справишься,- мир не умрет. Просто многое пойдет не так. Сложнее. Медленнее. Не так. Ты уж постарайся там. А я, если что, просто буду рядом. За спиной. Так тебе спокойнее. Ладно?”


Не дожидаясь ответа, он приложил свою руку к руке Алексея и медленно, словно в нож, втыкая в хлеб, воткнул острое рыжее перо, прорезав насквозь обе руки. Тело Алешки взорвалось от боли, но отдернуть руку уже не было никакой возможности. Не отрывая взгляда от Ангела, он понял “Сейчас будет еще больнее”. Ангел чуть нажал на перо и разрезал руки напополам. Мир рухнул и изменился...


Алексей с удивлением разглядывал ладонь. Он готов был поклясться, что еще вчера вечером никакого шрама пересекающего линию жизни не было и в помине. А вот теперь, утром, умываясь, ярко красная кожа выделялась небольшим рубцом на ладони. Откуда? Ни одной мысли не возникало. Но, от чего-то, было очень тревожно. Может, ну её в баню эту работу? Сколько можно пропадать 24 часа в сутки в не дома? В конце концов, мир не рухнет, если он просто останется с семьей. Не рухнет?

  1. От ваших рассказов веет сказкой и волшебством! Мне очень нравится!


    lazarev    19.07.16    #
  Помощь по Textile

<< Доброе утро, люди! <<>> Мы идем в другой мир? >>

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru