Go to content Go to navigation Go to search

Кома · 19.09.00 by Рыжий Ангел

“Белый снег и белое небо. Глаза ослепли от чистоты мира, и тишина заложила уши. Идти далеко и некуда. Если бы я знала, что произошло, то, наверное, не была бы так спокойна как сейчас. Незнание притупляло чувства и заставляло двигаться вперед. Последнее что я помню: ночь, звезды, мы курим на кухне и молчим. Говорят, что молчание золото. Это говорят дураки или циники. Молчать, когда все катится к чертям и хочется кричать – преступление. Хотя нет, это, скорее всего, слабость. Интересно, кто боле силен: тот, кто не боится показать себя слабым или тот, кто держится до конца. До конца, а потом, one day, срывается и летит. Полеты во сне или наяву, – не важно.

…Раз, два, три, четыре, пять. Сколько уже времени прошло с первого шага? Я помню только свет и снег. Я знаю только, мне надо дойти. Там где-то есть еще и другие краски. Хотя сейчас, я бы согласилась и на черную. Меня раздражает эта белизна до горизонта. Странно, тут даже нет тени от сугробов, а снег не скрипит под ногами. Тихо. Боже, как тихо.

Говорят, мои родители были шестидесятниками. Это только там, на Диком Западе хиппи постигали нирвану мира, и пацифизм был культом времени. Это только там, где-то за горизонтом, слово война принимало форму черного крыла, и заставляло бунтовать молодежь. Тут все было иначе: “ и комиссары в черных шлемах, склонятся молча надо мной”. Тут хипповали по-особому, шумели по-тихому, восставали без голоса и кричали в никуда. Мои родители, пережив это время, считают, что в современной молодежи пропало нечто стойкое, целеустремленное и идеальное. О Боге ни слова…

…Четыре, пять. Сначала был испуг “за что мне это?”. Недоумение пришло потом: “Если это сон, то почему снится боль, отчаяние и вера?”. Вообще, как переживания могут сниться так долго, и почему не помню перехода? Терминология сейчас не так важна, но все же. Если человек из одной точки попадает в другую, не осознавая передвижения, то это либо “клиника”, либо “переход”. Пусть уж лучше будет второе. А на горизонте чистота. Небо настолько бледно-голубое, что только сознание слова “небо” окрашивает его в оттенки. Это защитный механизм. Мы ведь привыкли, что на стуле надо сидеть, ручкой писать, а падать с 12 этажа больно, если не сказать хуже. Хорошо, что мы живем…жили…нет, все же живем, на первом этаже.

Интересно, сейчас кто-нибудь способен организовать нечто грандиозное в этой стране? Национальная идея стала просто набором общих фраз. Молчание обретает новый смысл, а мы сидим на кухне и курим. Лоб в лоб упершись друг в друга и не находя слов… Кто заговорил первый? Не помню. Я помню глаза и отчаяние в них. Все будет хорошо. Веришь?

… На горизонте что-то темнеет. Схожу с ума? Если заставить себя поднять руку, то можно попробовать разглядеть. А вообще-то расстояние тут теряет всякий смысл. Сколько не иди, все время один и тот же пейзаж. Правда минут двадцать назад меня посетила мысль. Это было именно посещение, визит, прием с остановкой на ночь. Впервые за все время пути я могла четко сформулировать суть и осознать происходящее. Хотя сейчас сказать это с уверенностью я уже не могу. В общем, мне показалось, что там, у черной точки, есть нечто, что является рычагом возврата. Этот рычаг не механический и не на какой-то супер энергии. Скорее всего, он психологический и каждый доходит до него лишь тогда, когда ему позволено до него дойти.

У тебя на ногах синяки. Это не я, честное слово. Я вообще пацифист. Мне бы сейчас в леса, подальше от людей, с тобой и собакой. Кайф! Это нехватка детских походов сказывается на взрослой жизни. Детям вообще надо больше двигаться. Двигаться. Двигаться. Движение похоже на юлу – запусти себя сам и попробуй не упасть. Великая Павлова делала сколько то там много оборотов вокруг оси. Фуэте, так это, кажется, называется. Меня хватит только на один. Поворот до точки возврата. Черное на белом. Сухое на мокром. Холод на огне. Что бы еще такое сказать самоисключающееся? Я без тебя.

…Точка не хочет увеличиваться. Я уже устала следить за курсом и хочу спать. Раньше вот солдаты на ходу спали. Шли строевым шагом по плацу и спали. Мне бы так научиться. Вот только разве можно спать во сне и видеть сны? Ведь на самом деле ты то уже спишь! Спать. Спать. Спать. Вдруг проснусь? Проснусь, и все будет цветным, шумным, многоликим и во всем будешь ты. Главное дойти до…”

-Умерла? – молодой доктор посмотрел на девушку и вздохнул: “Только зря полторы ампулы вогнали”
-Умерла
-Не надо было отключать стимулятор. Вдруг бы выкарабкалась?
-Не надо было много чего делать, и в первую очередь, давать ей лечить себя. От этого не лечатся.
-Пиво будешь?
-Запросто…

  Помощь по Textile

<< Надо <<>> ЧОК >>

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru